September 20th, 2011

Gbrf

Лечение с помощью эвтаназии.

По просьбе хорошего знакомого осматривал сегодня больного ребёнка «на дому»
Привезли меня за город в огромную домину с парком и охраной.
Есть, наверное, и более богатые дома, не один же он такой, но я богаче – не видел. Голубые, блядь, ели, как у Мавзолея, мрамор, хрусталь, мебель «ножки гнуты».
Грешен - позавидовал: «Живут же люди!»
Но когда осмотрел ребёнка– устыдился: в хорошей пастели на шёлковых простынях лежал парализованный злобный идиот с выпученными глазами и редкими рыбьими зубами.
Мама мальчика, обесцвеченная блондинка с выжженным лицом, сказала, стряхнув сигаретный пепел в чашку с кофе:
- Он раньше лучше был. А сейчас – как с ума сошел: орёт, кусается. Представляете: нагадит, а потом говно по лицу размазывает!
Что тут скажешь! Растёт мальчик. Половые гормоны в нём кипят и бунтуют. Там где обычный подросток дерзит, предаётся онанизму и убегает из дома, подросток-олигофрен удовлетворяется фекальными масками и копрофагией.
Говорю об этом мамаше, советую показать ребёнка психиатрам.
Мамаша безнадёжно машет очередной сигаретой:
- Смотрели его в Америке и Фейнголвд и Тейлор! Бесполезно…
В хорошую же я компанию попал!
Говорю:
- К сожалению, методами нейрохирургии помочь в этом случаи невозможно.
Мамашка, наливает себе в недопитое кофе коньяк:
- Вам налить?
Хороший коньяк, но лучше отказаться.
- Может быть, ему надо что нибудь удалить из мозга? – говорит женщина.

Есть такая картина у Босха: «Удаление камня глупости». И сейчас есть специалисты по таким операциям. Только названия таким операциям придумывают более «научные».

Ещё раз рассказываю об этиологии и патогенезе заболевания ребёнка.
Мамаша, не один раз уже всё это слышавшая в США, Германии, Китае и ctr. окончательно теряет ко мне всякий интерес.
Прощаемся.

Мужественные родители! Вполне могли бы поместить мальчика в специализированное учреждение с хорошим уходом, но они предпочли сами нести свой крест.

Судьба большинства таких больных чаще всего – трагична.
В больниц их долго не держат, а дома создать им нормальные условия чаще всего бывает невозможно.

Старуху после травмы головного мозга в одной семье держали в ванной. Клали на дно ванны сетку от гамака, потом – голую бабку. Больная так и лежала там сутками, справляя все свои надобности «под себя». Когда начинало уж очень сильно вонять, старуху приподнимали на этой сетке и обмывали душем.
Как сами изобретатели обходились без ванной – не знаю.

В одной кубанской станице уже взрослого безумца держали при любой погоде во дворе дома. Не мудрствую, посадили его на собачью цепь, надев ошейник. Больной выглядел очень здоровым: загорел, закалился. Имел отменный аппетит. Сердобольные станичники бросали ему съестное через невысокий штакетник. Мальчишки – дразнили.
Безумец рвался с цепи и кричал:
- Бучнень, бучнень!
Это означало, со слов людей знающих, «ячмень». Почему то только это слово сохранилось в повреждённом мозге.

В этой же станице, в закутке курятника, держали бабулю, «выздоровевшую» после инсульта. Периодически любящие дети выводили её во двор и отмывали от куриного и собственного бабусиного помёта струёй воды из садового шланга.
Эта больная была достаточно адекватна. Но речь её состояла только из слов: «динь- динь».
Удивительно, но с помощью этого «колокольчика», мимики и жестов бабушка могла рассказать практически всё!
В станице её так и звали - «бабка Динь-динь».

Наше отделение, особенно его нейротравматологическая часть – надёжный поставщик таких больных.
Раньше мы могли пристраивать выживших травматиков в неврологические отделения и небольшие местные больнички.
Теперь же, когда идя на встречу пожеланиям россиян, наши организаторы всё модернизируют, оптимизируют и всяко разно улучшают – больные остались за бортом здравоохранения. Не для них оно создавалось, это здравоохранение с социальным недоразвитием пополам!
О реабилитации больных никто думать не хочет. Пилить деньги можно и без больных.

Короче, разбив лбы об стену, мы вынуждены теперь выписывать беспомощных пациентов просто домой.
Там они и доживают в чуланах, дальних комнатах, курятниках и …
Хорошо, если не в сортирах.
Отчаявшиеся родные, устав от вони, стонов и пролежней, периодически вершат над своими больными эвтаназию. Обычно с помощью подушки. Особенно она ( подушка) эффективна у детей.

А одна мамаша, долго не заморачиваясь, ввела в зонд больному сыну уксусную эссенцию.
Всё обнаружилось, и тётку посадили.
Но сколько таких случаев остаётся «за скобками» правосудия!

Возможно, когда нибудь у нас создадут достаточное количество реабилитационных центров, интернатов и хосписов.
Но я не сомневаюсь, что и они превратятся в предприятия для добывания бобла хамоватыми неучами.

Нет у меня основания надеяться на иное.