August 1st, 2011

Gbrf

Всё поломалось.

Отвратительная неделя!
Всё сыпется, рассыпается и ссучивается.

На прошлые выходные мотнулись в сторону юга.
На мерзкой дороге разбили заднюю подвеску автомобиля.
Хрен знает что!
Социализм с разными лицами строили и достроились почти до коммунизма.
Теперь сладострастно ложимся под капитализм.

А трасса «Дон» как была говном, так и им и остаётся!
Узкая, разбитая.
У каждой колдобины – два ростовских гаишника и переодетый ментом казак с феном для сушки волос, вместо радара.
Водителей, отказавшихся платить – порют нагайками.

Пока доехали до нужного места – видел две аварии с трупами. Честно останавливался и предлагал помощь, как врач.
Помогать было некому.
Запомнилось: из открытой передней дверцы разбитого автомобиля – торчат красивые, загорелые женские ноги. Как будто женщина прилегла на передних сидениях отдохнуть, а ноги, что бы не было жарко – высунула наружу.
На противоположном конце красивых ног – разбитая и деформированная голова. Лицо – залито кровью. Мертвее мёртвого.

Вернувшись, пошел заказывать детали для ремонта авто.
В магазинах автодеталей - все в отпусках.
Те, кто остался работать – совершили невозможное: от жары и отсутствия начальства – стали тупее, чем были.
Ничего не ведают, с поставщиками связаться не могут, подобрать нужную деталь по компьютерной программе – не умеют.
Глупо и неумело хамят.
Шли бы вы, ребята…

Вечером того же дня поехал на велосипеде по стёжкам – дорожкам, лесам и полям – к реке.
Через три километра «трещотка» велика стала «стрелять», а педали – прокручиваться « в холостую».
ЕПТМ!
Всю жизнь я колешу на велике. Столько я этих велосипедов чинил и перечинивал!
Но тут – надоело.
Повёз его в мастерскую.
Много лет работает эта мастерская по ремонту велосипедов при большом спортивном магазине.
Приехал. А там – ни мастерской, ни магазина! Плакат: «Распродажа» и наглухо закрытые двери.
Решил ремонтировать самостоятельно.
Два часа покупал новую, семискоростную «трещотку».
Продавец не знал, где она хранится на складе. В компьютере есть, физически – не сыщешь! Ничего не мог сказать о качестве «трещотки», о её производителе. Не знал, как «пробить» чек, не умел подсчитать сдачу.
Говорю:
- Да вот же, на экране у вас – сколько принято, сколько стоит и сколько надо сдать…
- Вы мне голову не морочьте! Два часа: то – то, то – сё! Работать мешаете!!


Все злые, все лезут в бутылку.
Вечером решил напечатать фото. Засохла головка принтера!
Уговорили меня деятели в сервисе поставить на Epson экономную систему с дешёвыми красками. А мне на халяву и всяческую выгоду никогда не везло! Через день надо теперь головку чистить или печать непрестанно. Иначе – аут!
Теперь деятели советуют поменять систему, а лучше – купить новый принтер. У них же, естественно, и купить!

Полез ночкой тёмной в Интер, которого нет, а ЖЖ – не работает!
Добрые люди его сломали, а другие – не умеют починить.

Я вот что подумал.
Все эти обозлённые водители, гаишники, тупые продавцы, жулики из принтерного магазина, казаки, дорожные инженеры, владельцы ЖЖ и хакеры, все они, злые и наглые, но ни черта не умеющие – придут однажды к врачу.
И будут требовать от него вежливости, доброты и профессионализма.
А врач, может быть, и сам такой, как все – злой и тупой и ничего не знает.
И другим быть просто не умеет, как и все остальные!

Может быть, лучше так:
Вы на своём месте улучшайтесь, а мы будем расти над собой на своём.
А потом мы все добрые и прохладные, с подмытой попой и не с похмела – встретимся в больнице…
А лучше не в больнице вовсе, а в тенистом парке, у романтичных развалин нашей лечебницы, закрытой за ненадобностью.
Там мы посидим в холодке, выпьем хорошего вина и поговорим об увлекательной поездке в Крым по восьмиполосному шоссе на новеньком Porsche Cayenne с хорошей задней подвеской.