July 7th, 2011

Gbrf

Сорок лет назад умер Джим Моррисон.

В Москву приехали Рэй Манзарек и Роби Кригер, клавишник и гитарист, соответственно, группы Doors.
Сегодня, т.е. 7 июля они дадут концерт.
Автор в «Новой газете», утверждает, что концерт, таким образом, пройдёт в сороковую годовщину смерти великого Джима Моррисона, лидера Doors

http://www.novayagazeta.ru/data/2011/070/18.html

Даты смерти Моррисона называются разные. В разных книгах и других источниках называется и 2 и 3 июля. Хопкинс и Шугерман в своей книге говорят о ночи с 5 июля на шестое…
Дату 7 июля, как дату смерти Моррисона - встречаю впервые.Но кому ещё верить, как не друзьям Джима!?
Впрочем, многие считают, что Джим и не умирал.
Мёртвым, его видела только Памела Курсон и тот врач, который выдал ей в Париже свидетельство о смерти Джима.
Только самого этого врача никто не видел!
Все остальные, друзья, родственники, журналисты – видели только закрытый гроб и плачущую Памелу.
Возможно Моррисон следит за все этой кутерьмой вокруг дат его смерти, сидя на берегу зелёного острова в солнечном море , пьёт Jack Daniel и посмеивается. Сейчас ему 67 лет.

This is the end
Beautiful friend
This is the end
My only friend, the end

В суровые советские времена, совсем молодым врачом, я обнаружил в рассыпавшемся магнитофоне, стоящем в ординаторской, катушку с магнитной лентой. И на каждом дежурстве, как только появлялось время , я слушал сквозь скрип, свист и потрескивание глуховатый, отстраненный голос неизвестного мне певца.
Я знать ничего не знал о Doors и Моррисоне!
Английского языка я тоже почти не знал, но музыка, голос – завораживали! Десятилетия после этого я насвистывал эти песни, пел их, плохо понимая, что пою.
Только с открытием границ, появлением в свободном доступе пластинок «импортных» певцов, я узнал название группы и имя Lizard King.
До сих пор я не понимаю, что меня так потрясает в Моррисоне.
Я не могу прочувствовать его стихи ( английский я хоть и знаю теперь неплохо, но не до такой степени, что бы понимать его поэзию), я понимаю, что вокал его – очень посредственный.
Он не может нравится, как человек: многие его поступки – отвратительны.
Но избавиться от его колдовства, от наваждения, мОрока Doors – я не могу.