July 6th, 2011

Gbrf

Больничные сумасшедшие.

Прошу прощения – спешу и кат делать некогда

Я давно заметил, что легко работается тем редким врачам, у которых существует врождённое желание (а может быть даже – потребность) помогать больному человеку.
Думаю, что потребность эта именно врождённая.
И вот почему. Мои попытки вбить в головы моих немногих подчинённых такое отношение к больным, чаще всего терпят крах.
Добросовестность, исполнительность, аккуратность в медицинской работе – можно иногда, приложив усилия, воспитать и привить, но искреннее желание помочь – воспитанием не внедряется. Оно, это желание, или есть от рождения, или его нет.

Легко таким врачам не в том смысле, что у них работа легче. Скорее – наоборот – гораздо труднее.
Но легче им в том, что работа их не раздражает, размышления «а зачем мне это надо?» их не мучат, и хотя и им деньги нужны, но комплекс неполноценности, выражающийся в надоевшей фразе докторов- киллеров: « Да за такие деньги я на тебя (больного) раз в неделю в замочную скважину должен смотреть!» - им не присущ.

Я себя к таким врачам отнести не могу и поэтому отчаянно им завидую.
Без всякой натуги, пафоса, внешнего геройства, горения и служения, они делают дела героические, недосыпая, не считаясь со временем, собственным бытом и здоровьем.
И делают всё это естественно, как птичка чирикает, потому, что только так и могут.

Для большинства же иных коллег - всякое обращение к ним больного – это проблема. Даже две.
Первая: «Сколько денег с него можно слупить?»
Вторая: «Как сделать, что бы он исчез?
Способов избавиться (хотя бы на время) от больного – масса и они всем хорошо известны: - послать больного на консультацию (лечение) к другому специалисту («спихотерапия»),
- направить на замкнутый и порочный круг всяческих анализов и обследований (авось больной в этих семи кругах ада сгинет и не вернётся!),
- сказаться занятым чем - то очень важным и срочным (ничего важного и срочного ему ещё лет пять поручать не будут!),
- сослаться на нехватку времени, для решения такой важной проблемы и попросить зайти позже, не сказав - когда,
- послать живущего в другом городе больного за жизненно необходимым мед. документом ( выпиской из род.дома, анализом на яйца глист, прошлогодней флюшкой и т.д.
- просто послать на…
Последний способ сейчас весьма распространён.

Кстати, о «нехватки времени».
Не стану говорить о врачах, работающих на конвейере: в поликлинике, на диагностических приборах и т.д. Им, в самом деле, может катастрофически не хватать времени!
Но у врача стационара его более чем достаточно.
Особенно если этот стационарный врач не обременён административной властью (зав. отделения, например).
Неожиданно вернувшись в родную ординаторскую из операционной или иной отлучки – всегда застаёшь одну и ту же картину: один ординатор лазит по интернету в поисках одноклассников и голых баб, другой пьёт десятое кофе и курит, третий разводит шашни с сестричками… Остальные - кто где, но точно - не при деле.
Могут машину отправиться мыть на автосервис.

А что? Если нет операций - то сделал обход, написал назначения и всё! Свободен!
Под видом дневников начертал в историях по три волнистой линии на каждого из пяти «своих» больных и вообще домой можно идти!
А если это ещё и клиническая больница, то количество праздношатающихся – зашкаливает!
Интерны, студенты, клин.ординаторы, кафедралы… И все – ужасно заняты!
Хотя главная проблема со всеми этими друзьями не в том, что бы они делали дело, а в том, что бы им это дело найти!
Зла иногда не хватает: изнывает иное дарование от скуки, но попробуй зазвать его ассистировать на операции ближе к концу рабочего дня – десяток причин не запнувшись назовёт по которым он, ну никак не может сейчас пойти в операционную! Очень хочет и именно на такую операцию «сходить», но сегодня – никак! Завтра и послезавтра он скажет всё то же самое.
Хорошо понимаю старшин в армии, заставляющих солдат копать траншеи « от забора и до обеда», а потом их закапывать!
Так что всегда критически относитесь к заявлению врача стационара о том, что он сильно занят.

Эко, куда меня занесло!
На самом - то деле я пытаюсь рассказать о врачах с врождённым желанием помогать.
Так вот. Характер деятельности таких врачей хорошо описывается термином «патернализм». Понятие это в нонешние времена – оболгано и извращенно.
Хотя, что плохого в том, что врач относится к больному, как отец к своему ребёнку?
А врачи, о которых я говорю, относятся к своим подопечным, как к любимым детям, попавшим в беду.
«Дети» их, поэтому, всегда ухожены, обследованы, пристроены, правильно прооперированны и т.д.
Как во всякой семье тут могут возникать конфликты «отцы и дети», но они быстро гасятся после бурных выяснений отношений с детскими обидами и прибавлением седин в отцовские бороды.
Недоброжелатели говорят о таких врачах обидное: «носится со «своими», как с писанной торбой», «облизывает больных», «каждому больному в задницу заглядывает» и т.д.
Часто к ним относятся, как к больничным сумасшедшим, юродивым, медицинским монахам…
Что в конце этой цепочки? Святой?
Часто таких врачей упрекают в том, что они нарушают права человека, права пациента. В чём - то они больных не информируют и прочий бред.
Чепуха!
Что-что, а разговаривать с больными, подробно объяснять им суть лечения (операций) нас учили с первого курса! Так и говорили: «Если больной не понимает сути лечения – лечение не помогает!».
Я себя (напомню ещё раз!) не отношу к таким врачам, но даже я трачу массу времени на подробные беседы с больными. Беседы эти всегда заканчиваю словами, которым меня научили ещё в молодости: «Будут ещё вопросы - подходите и спрашивайте!».
Что, бумажные фитюльки с мелким, как на банковском документе, текстом «информированного согласия» более приемлемая форма?
Все эти «партнёрские отношения между больным и врачом», «информированность» - имеет отношение только к правовой стороне лечебного процесса.
Патернализм - это понятие марали и этики.
Если мы отказываемся от того и другого в пользу «информированности», то мне очень жаль наших больных
Тем более, что вся эта петрушка защищает не столько больного, сколько врача.