March 18th, 2011

Gbrf

Чем нельзя кормит детей до 4х лет.

Функция координации и проталкивания пищевого комка языком именно в пищевод полностью формируется у детей к 4-м годам жизни.
Не давайте детям до 4-х летнего возраста твердые, плохо жующиеся продукты.
Когда малыши не в состоянии хорошо разжевать пищу, они пытаются проглотить ее целиком, что может привести к аспирации кусками пищи, вплоть до смерти ребенка.

Наиболее серьезную опасность представляют следующие продукты:

- Сосиски и сардельки
- Семечки и орешки
- Куски мяса и сыра
- Целые виноградины
- Леденцы и твердые ириски
- Попкорн
- Ореховое масло с мелкими кусочками орехов
- Твердые виды овощей в сыром виде ( напр.морковь)
- Твердые сорта фруктов в сыром виде ( яблоки, в частности )
- Жевательнaя резинкa

http://www.aap.org/publiced/BR_Choking.htm

Существует такая вещь, как Ниблер.

( http://bitrix.nuby.ru/about_products...il.php?id=8427 )
Он создан специально для того, чтобы дети могли есть кусочки овощей и фруктов, которые кладутся в сеточку


Следите за тем, чтобы взрослая пища находилась в недоступном для детей месте.
Уберите поп-корн повыше.
Настоятельно требуйте чтобы ребенок ел за столом, или по крайней мере сидя.
Нельзя допускать чтобы дети ели что-то лежа или во время бега, ходьбы.
Разрезайте пищу для ребенка на кусочки длинной не более 2 см.
Объясните, что пищу нужно хорошо разжевывать.
Старайтесь не отлучаться от ребенка пока он ест.

Следите за другими детьми. Достаточно часто старшие браться или сестры могут дать малышу нежелательные продукты питания или игрушки с маленькими частями, которые погут попасть "не в то горло".


Следите за рекомендациями на упаковке игрушки. Она обязательно должна соответствовать возрасту ребенка. Ведь игрушка должна соответствовать и психическому развитию ребенка, а не только должна быть безопасна по токсичности материала и отсутствию мелких периодически отваливающихся деталей.
Проверьте все укромные уголки квартиры (подушки на диване не забудьте приподнять) на наличие мелких предметов, которые ребенок может изыскать и положить в рот, пока вы этого не видите.
Не давайте ребенку играть с монетами и батарейками!
Gbrf

Реанимация глазами хирурга.

Этот текст я уже публиковал в своём ЖЖ. Почти 2 года прошло, но проблема остаётся. В связи с этим – повторяюсь.

В медицине всё больше и больше «узких» специалистов.
Найти сейчас просто хирурга, трудно. Обязательно это будет «микро», «кардио» или «нейрохирург». Терапевты тоже исчезли, превратившись в эндокринологов, пульмонологов, аллергологов и т. д.

Уролог ни за что не будет оперировать на желудке, а кардиохирург - на головном мозге. Гастроэнтеролог не станет лечить больного с бронхиальной астмой, а кардиолог шарахнется от неврологического больного с судорожным припадком.
И только врачи реанимации лечат всё: тяжёлую автомобильную травму и осложненный криминальный аборт; больного прооперированного по поводу опухоли мозга и потерявшего сознание диабетика; больного с отравлением уксусной кислотой и замёрзшего «бомжа».
Даже в крупных больницах нет специализированных отделений реанимации. Есть они только в медицинских специализированных центрах.
Например, в - НИИ нейрохирургии, НИИ кардиохирургии и т.д.

Умные и совестливые реаниматологи обречены, всю оставшуюся жизнь, учится: читать толстые медицинские книги, ездить по циклам усовершенствования в столицы нашей Родины, выслушивать консультантов, вызванных из «центра» к непонятным больным.
В конце концов, они уходя на пенсию, с горечью понимая, что так ничему и не научились.
Но таких подвижников очень мало. Большая часть реаниматологов, утешив себя тем, что не боги горшки обжигают, съездив на специализацию для « корочки» и пива попить, начинают всех больных лечить одинаково.

Лечат не больного, а синдром: высокое давление снижают, низкое поднимают до « нормы», дышащих плохо - подключают к дыхательному аппарату, приводят к «норме» некоторые лабораторные показатели.
Хотя приведение основных параметров больного человека к параметрам здорового, зачастую, ошибочно.

В результате - постоянные конфликты между узкими специалистами и весьма общими реаниматологами у постели тяжёлых больных.
Свои же ошибки реаниматологами не признаются никогда, а скрыть их в реанимации просто.
Реаниматологи быстро нашли способ борьбы с недовольными хирургами.
Начнёт хирург в реанимационном отделении предъявлять претензии к врачам и сестрам и тут же (получай фашист гранату!) всех тяжёлых больных переводят в хирургическое отделение.
Мол, раз вы такие умные, то и лечите своих больных сами!
А мест в хирургическом отделении нет! А впереди - выходные дни!
Поэтому, как только больной просыпается после наркоз и начинает хорошо дышать, мы забираем его из реанимации в отделение: со своего дежуранта и своих сестёр мы можем требовать хорошей работы. Есть надежда и на родственников больных, которым мы разрешаем находится в отделении.

*****
В реанимации успех в борьбе за жизнь зависит от трех вещей: первое - современное оборудование, второе - достаточный объем медикаментов, и третье – квалифицированный коллектив.
Как у нас с медикаментами - всем известно.
С реанимационным оборудованием тоже беда! Раньше его просто не было. Теперь появились новые аппараты искусственной вентиляции лёгких, «следящая» аппаратура, фирменные наборы для реанимационных манипуляций.
Появились компьютеризированные анализаторы для лабораторий.
И тут нежная импортная техника ушибается об суровую российскую действительность! Некоторые западные приборы в розетку включать нельзя: при наших перепадах напряжения в сети летят предохранители. Поэтому в реанимации, с новой аппаратуры искусственного дыхания первым делом удаляют предохранители и из проволоки делают «жучки».
Но прогресс налицо: раньше «вилки» европейской аппаратуры, просто не подходили к нашим розеткам.

На экране мониторов новой « следящая» аппаратуры, в режиме реального времени, фиксируются все жизненны показатели больного: пульс, давление, частота дыхания. Отображается ЭКГ, температура тела и т.д. Если какой- нибудь показатель не соответствует норме, раздаётся резкий звуковой сигнал и начинает мигать яркий «маячок»: «Тревога»!
Звуки эти очень раздражают реанимационных медсестер. Они до упора нажимают кнопку отключения тревоги и фиксируют её в положении «ВЫКЛЮЧИТЬ» пластырем.

И тишина. Только потенциальные покойники по койкам.

Однажды хирург зашёл в реанимацию посмотреть, как будет просыпаться больной после операции. На первый взгляд казалось, что больной ещё глубоко спит. Но затем хирург заметил, что при работающем аппарате искусственной вентиляции лёгких, грудная клетка больного не двигается!!! Пульса у больного нет. Хирург стал слушать сердце и едва расслышал глухие сердечные тоны.
А на экране следящей аппаратуры регистрировались нормальные показатели пульса, давления и дыхания!
На крики хирурга неспешно подошел реаниматолог: « Что Вы волнуетесь? У него отличные показатели!» и ткнув пальцем в экран монитора, стал выслушивать лёгкие и сердце.
Больной тем временем посинел. Внезапно реаниматолог отключил дыхательный аппарат, быстро присоединил « дыхательный мешок» Амбу и стал «дышать» в больного «вручную». Вся вальяжность его мгновенно улетучилась.
Оказалось, что дыхательный аппарат вышел из строя и не нагнетал воздух в лёгкие больного. А датчики следящей аппаратуры доблестными медсёстрами были присоединён не к этому больному, а к больному лежащему на соседней койке!!!
Клянусь - я абсолютно ничего не придумываю.

Смерть больного реанимация списали бы на «плохо сделанную» операцию.
С тоской думается о том, сколько же осложнений и смертей произошло вот так, из-за недосмотра и глупости. А в условиях всё большей «аппаратизации» и компьютеризации, даже мелкие ошибки и идиотский недосмотр делаются трагическими.

Вот только некоторые из известных нам случаев.
Новенькая санитарка убирала в реанимации. Мыть пол ей помешал сетевой шнур аппарата искусственного дыхания. Она и выдернула этот шнур из розетки! Находящегося «на аппарате» больного с трудом спасли.

По причине аварии обезточилось реанимационное отделение. Трое больных, находящихся на искусственной вентиляции лёгких погибли.

У послеоперационного больного развился психоз. Начало психоза «прозевали». « Ну, я пошёл!»- сказал невменяемый больной. Не отрывая глаз от сканворда, реанимационная сестра раздражённо ответила: « Да иди ты на ... !» Больной выпрыгнул в окно с пятого этажа.

Плохой уход за дыхательными путями бессознательных больных и недостаточная дезинфекция аппаратов искусственной вентиляции лёгких, ведёт к тому, что эти аппараты делаются рассадниками лёгочной инфекции и причиной тяжёлых, деструктивных пневмоний. Большая часть больных с нарушенным сознанием погибают именно от таких пневмоний.

Уход за больными – минимальный, часто- нулевой. Утром видишь: в какой позе лежал больной без сознания вечером, так и лежит - не поворачивали, кожу не обрабатывали. Отчётливо видны начинающиеся пролежни. Откинешь одеяло, а больной по уши в собственной моче. А сверху прикрыт чистой простынёю!

В нашей реанимации установили новую «следящую» аппаратуру с функцией «памяти». Зав. реанимации радовался и предвкушал, как он будет по утрам анализировать ошибки, допущенные дежурными реаниматологами.
Держи карман шире! Блоки памяти квалифицированно вывели из строя.
Что это именно так, я знаю совершенно достоверно.

Иногда я думаю, что следует разрешать родственникам больных находится в реанимационном отделении.
Возможно, их присутствие дисциплинирует реаниматологов и «их дежурных сестёр».

Я понимаю, что многим реаниматологам не хватает умения и нервов общаться с требовательными родными больных. Но если у них такие слабые нервы, то как они могут выполнять свою основную, очень напряжённую работу?

Буду рад, если мне кто то сможет доказать, что я ошибаюсь.