March 17th, 2011

Gbrf

Хороший доктор?

Работает у нас в отделении замечательный врач К.
Он всегда собран, точен и дисциплинирован.
Не помню, что бы он хоть раз опоздал, прогулял или запил
Да он и не пьёт вовсе.
Истории болезни у него всегда оформлены legi artis: всё что нужно – подчёркнуто, отмечено и каждый чих больного – запротоколирован.
Ему можно поручить любое дело и всё будет сделано вовремя и именно так, как ему и было сказано.
И когда ему поручаешь это самое дело, то так и кажется, что сейчас он щёлкнет каблуком, отдаст честь и твёрдым шагом убудет исполнять.
Он и внешне - чистенький, как отмытое стёклышко, бритый и отглаженный.
На его столе в ординаторской и в выдвижных ящиках стола – образцовый порядок.
Если кому то из нас срочно нужен карандаш, авторучка, бланк выписки, рецепта и прочая канцелярщина и макулатура – лезем в стол к К.
У него, как в Польше – всё всегда есть на специально отведённой полке.
Короче, не сотрудник, а подарок к дню рождения.

Больные же этого К. – на нюх не переносят!

Три четверти всех жалоб и скандалов в нашем отделении возникают из – за этого безукоризненного доктора.
Когда эти жалобы начинаем разбирать, выясняется, что формально наш доктор всегда прав: ни одной статьи из «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан» и обязанностей, установленных Трудовым Кодексом, он не нарушает.

Все жалобы возникают от того, что доктор не так посмотрел, не так поговорил …
Словом от того, что трудно объективизировать и назвать по имени.
Больные называют это хамством, высокомерием и бессердечностью.

Несмотря на то , что К. лечит всех грамотно и качественно, лечится больные у него не хотят.
Но ведь получаются так, что претензии больных не имеют отношения к самой медицине, а только к воспитанию этого доктора родителями, детскими яслями, садом, школой и нами, его коллегами.

Доктор этот сменил уже четыре места работы. У нас - задержался.
Я и сам не люблю его, но как технический исполнитель – он великолепен.
А это редкость в наше время.

******
Не так давно доктор К. в очередной раз отличился.
Во время одного из его праздничных дежурств запоносили в отделение двое больных.

Доктор К., строго следуя инструкциям, экстренно вызвал к ним инфекциониста, направил в санэпидстанцию экстренное извещение об инфекционном заболевании.
В результате отделение закрыли на карантин и поставили его, отделение, в прямом смысле – раком: у всего персонала брали из прямой кишки материал «на посев».
Брали анализы и у «контактных» больных.
В связи с карантином, генеральными уборками, контрольными «смывами», отделение было выведено из строя почти на месяц: новых больные не принимались, операции не делались.

Понятно, что К. поступил совершенно правильно, но большинство врачей – хирургов (и я – в том числе!) поступили бы иначе.
Изолировали бы этих больных; дали бы им антибиотики и регидрон; неофициально посоветовались бы с инфекционистами и выписали бы этих поносников в поликлинику после улучшения состояния, под наблюдение тех же инфекционистов.

Это совершенно неправильно, но в результате не пострадали бы наши профильные нейрохирургические больные: операции мы бы не переносили и больных, нуждающихся в обследовании – не выписывали бы.
Словом прав Довлатов:
«Окружающие любят не честных, а добрых. Не смелых, а чутких. Не принципиальных, а снисходительных.
Иначе говоря – беспринципных.