February 3rd, 2011

Gbrf

Размышления в ночном магазине.

Интересно, дали ли сталинскую премию художнику написавшему этикетку «Московской особой водки »?
Не за эту, с сусальным золотом и кособоким шрифтом, а за ту, бело - зелёную с чёрными буквами.
Дали наверно, но – секретную, как академику Сахарову за водородную бомбу.

Взял литр «Русского леса». Обидно, конечно, что эта водка – немецкая, но как пьётся!
Опухшая кассирша говорит:
- Когда ж вы, мужчина уже напьётесь?! Как она в вас только лезет…

В самом деле: я сам в себе не помещаюсь, а тут ещё такое…
Ладно! Блевану за углом – откроются скрытые резервы.
Отпуск – имею право. Хотя – причём тут отпуск?

И тут берёт меня за локоть женщина лет сорока, в шубе мехом наружу…

Мы - страна соболей, куниц и водки… Ну и нефти, чуть- чуть.
А что имеем?
Водка из Германии. Бензин – дорожает.
Вот эта шуба, что на тётке – к бабке не ходи – шита в Греции.
Зачем, собственно, грекам шубы?
Грекам подобают туники и сандалии на босу ногу.
И пить вино на берегу Эгейского моря.
Глотнёт грек вина из фиала, съест виноградину, засмеётся, умоется морской водой…
Поэтому они все – Аристофаны и Эпикуры.
А посади этого Эпикура - грека на берег нашей речки Говнотечки!
Замнём для ясности…



Женщина эта, в греческой шубе мне и говорит:
- В.А! Вы меня помните?
Я себя плохо помню по утрам…
- Извините, – говорю,- не помню…
- Наташу К. помните? Я её мама.

Конечно, я помню Наташу К.!
Вот выздоровевших больных - никогда не помню.
Ну, выздоровел и выздоровел. Для этого к нам и поступал.
Умерших помню всегда.
Наташа К. – умерла.

Collapse )