January 26th, 2011

Gbrf

История про доктора Джекилл и мистера Хайд.

Пока всё хорошо – ходишь вприпрыжку и думаешь о том, как поехать на острова и о , прошу прощения – бабах.

Но вот «…. и январь накатил, налетел, бешенный, как электричка», со смертями и неудачами и начинаешь уже думать о всякой ерунде, типа: «А в чём смысл этой срамной жизни?»
Тоска начинает одолевать и хочется надёжности, соборности, полной РПЦ и холодного пива.

Вот думаю, жили же раньше русичи: семья – крепость, отец – Бог и слово его - закон.
Детей – куча, все друг за друга стеной и почитают мать свою, как Богородицу. ( Можете поговорить об этом с «хоругвеносцами»)
Так сейчас в семьях только у итальянцев и, тем паче – сицилийцев.

Или ещё вот японцы – они и родителей почитают и всякое начальство. Всё у них регламентировано, ранжировано и полный абгемахт.

Как и у немцев, т.е. – дисциплина, трудолюбие, тщательность и всё – только по строгому закону.

А на территории России только на Кавказе до сих пор так же, как у древних славян, чтут семью, отца и прочие «семейные ценности».
Можно всем этим народам только позавидовать
.
Есть правда одно «но»: именно эти народы творят наибольшие беззакония.

Мафия Италии, и, особенно, Сицилии – наиболее могущественна и неуязвима.
Японская якудза – практически властвует над всей Японией.
Наши «братки» - урки с мыльного завода, по сравнению с японскими коллегами.

Немцы постоянно воюют и довоевались до фашизма с последующим последним Нюрнбергом.
Последним ли?
Как то не верится.

Наши, крепкие семейными устоями, кавказские народы наиболее организованны, как бандитское формирование.

Какой нации у нас, по преимуществу, воры в законе?
Правильно - это гордящиеся своими патриархальными обычаями, грузины.

Ччёрти что творится в этой жизни!

Даже хорошее оборачивается полным реверсом.
А ОЧЕНЬ ХОРОШЕЕ чревато рождением абсолютного чудовища.
Доктор Джекилл неизменно превращается в мистера Хайда

Тогда, может быть (рассуждая от обратного) плохое, которого у нас так много, приведёт, в конце концов, к светлому будущему?

Потерпим?
Gbrf

(с)

Кончину чую. Но не знаю часа.
Плоть ищет утешенья в кутеже.
Жизнь плоти опостылела душе.
Душа зовет отчаянную чашу!

Мир заблудился в непролазной чаще
средь ядовитых гадов и ужей.
Как черви, лезут сплетни из ушей.
И Истина сегодня - гость редчайший.

Устал я ждать. Я верить устаю.
Когда ж взойдет, Господь, что ты посеял?
Нас в срамоте застигнет смерти час.
Нам не постигнуть истину Твою.
Нам даже в смерти не найти спасенья.
И отвернутся ангелы от нас.
Gbrf

(с)

Я нищая падаль. Я пища для морга.
Мне душно, как джинну в бутылке прогорклой,
как в тьме позвоночника костному мозгу!

В каморке моей, как в гробнице промозглой,
Арахна свивает свою паутину.
Моя дольче вита пропахла помойкой.

Я слышу - об стену журчит мочевина.
Угрюмый гигант из священного шланга
мой дом подмывает. Он пьян, очевидно.

Полно во дворе человечьего шлака.
Дерьмо каменеет, как главы соборные.
Избыток дерьма в этом мире, однако.

Я вам не общественная уборная!
Горд вашим доверьем. Но я же не урна...
Судьба моя скромная и убогая.