January 14th, 2011

Gbrf

ПЛАЧ И СТЕНАНИЯ И СКРЕЖЕТ ЗУБОВНЫЙ

Я завидую умеющим вовремя опоздать, своевременно сачкануть, сказаться в нетях, когда позарез кому - то нужен, и, того пуще завидую, умеющим сноровисто удавится на трубе центрального отопления в каком – нибудь «Англетере»….

Мол, в рот вы все @битесь со своими проблемами на этом свете!.
Типа: « Я не твой, снеговая уродина»…

По утрам, после многодневного алкомарафона, такой вариант решения всех напастей, и мне кажется весьма перспективным…

К несчастью у меня всегда есть, чем опохмелиться.

Ну, да и что тут говорить, что рассказывать….
Ничто ведь и мне не мешало участвовать в этой жизни менее активно.
Не лезть на рожон, не искать приёмов против лома, не бегать взапуски впереди паровоза…
Короче – не изображать из себя клинического идиота с шилом в заднице.

«…..Я пролился, как вода; все кости мои рассыпались; сердце мое сделалось, как воск, растаяло посреди внутренности моей.
Сила моя иссохла, как черепок; язык мой прильпнул к гортани моей, и Ты свел меня к персти смертной.
Ибо псы окружили меня, скопище злых обступило меня, пронзили руки мои и ноги мои.
Можно было бы перечесть все кости мои; а они смотрят и делают из меня зрелище;
делят ризы мои между собою и об одежде моей бросают жребий.» Пс.21:15

Ну вот. Вроде, как полегчало.

На удивление хреново начался этот год.


******
Телевизионные вурдалаки с пустыми глазами всё решают, какие - то великие проблемы в медицине.
Выбирают модель будущего здравоохранения, например.
А из чего выбирать?
В своё время достаточно было подкормить социалистическую медицину деньгами и той же техникой.
Так нет!
Угробили стройную, умную модель медицины класса Клаудии Шифер, а теперь ищут ей замену среди корявых профурсеток типа Ксюши Собчак, шлёндающих по блядской панели Минздрава, как по подиуму.

Бесконечно рассказывают, как закупят лучшее в мире оборудование.
Пари держу – купят фуфло (уже покупают!), на котором, к тому же, никто работать не сможет, т.к. учиться надо этому и не один год.

А проблемы проще и неразрешимее стоят, как швабры в санитарской подсобке – не согнуть! И вечны эти проблемы, как те же незаменимые швабры.

Простой пример.
Вот казалась бы, какая разница, какое положение занимает больной на операционном столе?
Раньше мы оперировали опухоли мозжечка при положении больного на столе «лёжа на боку».
Голову больного максимально сгибали к груди. Из длинного разреза от затылочного бугра до четвёртого шейного позвонка «скелетировали» затылочную кость и дужки шейных позвонков. Трепанировали затылочную кость , скусывали дужку первого шейного позвонка.. Ну и так далее.
Рана – глубокая, кровит безбожно, мозжечок того гляди выскочит на пол… Особенно противно, если больной лежит на правом боку. Тогда основные манипуляции приходится выполнять левой рукой… А не у всех это хорошо получалось.

Всё меняется, если больного перевести в положение «сидя»! Всё доступно, всё видно. Ориентироваться в анатомии – легко. Не кровит! Венозный отток от мозга хороший. Ликвор стекает, куда и положено. От этого мозг не отекает в ответ на наши манипуляции, не повреждается.

Результаты операций при положении больного на столе «сидя» - разительно отличаются в лучшую сторону от результатов при положении больного «лёжа».

Да, но как «усадить» больного, находящегося под наркозом и в релаксации?
То есть «как» - известно: имеются специальные операционные столы, трансформирующиеся в кресла. К столу прилагаются специальные держатели для головы, для опоры на грудную клетку и т.д. и т.п.

Но не были у нас такого стола!
Ходили по начальству с просьбами купить.
Начальство делало большие глаза и щёки и изумлялось: «Но раньше то оперировали!? Чё деньги тратить зря? Продолжайте! А умер Максым, так и хуй с ым!»
Спонсоры тоже не спешили с помощью
Стали мы сами конструировать, соображать и внедрять.
Изготовили нам знакомые умельцы нужные причиндалы.

Всё! Можно больного сажать и получать отличные результаты!

Ага, разбежались!
Своё слово сказали анестезиологи: « А не будем мы давать наркоз в таком положении больного! Не обучены! Да и следящей аппаратуры тут явно не хватает!»

Правы они, конечно.
В таком положении больной ведёт себя под наркозом много иначе, чем лёжа на столе.
Да и просто следить за больным сложнее – не подступится ни к лицу, ни к грудной клетке (слушать); капельницы иначе надо устанавливать.
А одна из главных напастей – воздушная эмболия.
Давление в венах головного мозга у сидячего больного – отрицательное. При малейших повреждениях стенок вен в процессе операции – в кровеносную систему «подсасывается» воздух.
Что бы контролировать эту эмболию, необходим специальный прибор.

Ну и вот.
Полгода рядились с анестезиологами.
Ещё полгода они ездили на учёбу в Бурденко.
Два года закупали прибор для контроля над эмболией. ( В дальнейшем оказалось, что не так он и нужен!).
Уже молчу о том, каких трудов стоило переучить операционных сестёр, санитарок…

Наконец – свершилось! Стали оперировать, как это сейчас положено.

*****
Вот такая простая, казалось бы, штука: перевести больного в положение «сидя» в отдельно взятой операционной.
Рассказал я это к тому, что таких мелких, текущих проблем – выше крыши и плохо представляю я, как они будут решаться.
А ещё я рассказал я об этом потому, что сломался, к чертям собачим, последний самопальный головодержатель, сделанный Пашей из «Счётмаша».
Пашу того давно уволили за пьянку. «Счётмаш» – разорился.

Так что милости просим к нам, если хотите оперироваться лёжа на боку!